Посольство Российской Федерации в Турецкой Республике
Тел.: +90-312-439-21-83
/

Посол А.В.Ерхов дал интервью турецким телеканалам «А Хабер» и ‘A News’

31 мая 2019 года Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Турции Алексей Ерхов дал интервью турецким телеканалам «А Хабер» и ‘A News’ по проблематике ситуации в Идлибе, а также росийско-турецкого взаимодействия в торгово-экономической сфере.

Полный текст интервью:

Вопрос: Хотела бы начать с Сирии и провинции Идлиб, к которым сейчас приковано внимание всей мировой общественности. Что Вы думаете о складывающейся ситуации в свете заключенного Сочинского меморандума?
Ответ: Конечно, Сирия и Идлиб – это то, что сейчас у всех на устах. Для того, чтобы хорошо понимать происходящее, нужно знать предысторию того, что произошло в этой провинции за последние два-три месяца. А именно в Идлибе, который является одной из зон деэскалации, скопилось значительное количество боевиков незаконных вооруженных формирований. Этой весной они начали все более и более активно и агрессивно осуществлять нападения на позиции сирийской правительственной армии и военно-воздушную базу России в Хмеймиме. При чем это – обстрелы не из стрелкового оружия, а обстрелы из артиллерии, минометов и ракетных систем залпового огня. Покажу, как это выглядит (показывает видео). Это принадлежащая боевикам ракетная установка залпового огня, которая ведет огонь по российской военно-воздушной базе в Хмеймиме. Мы предоставим вам эту видеозапись, она открытая. Любая армия отвечает на такие вещи: сирийская, российская, американская, любая. В мае эти люди пошли в наступление. Естественно, сирийская армия при поддержке российских ВКС отвечает на это наступление. Идут полномасштабные боевые действия. К сожалению, до сих пор никто не придумал, как в густонаселенной зоне воевать и при этом не наносить ущерба проживающим там мирным жителям.

Вопрос: Что нужно сделать, чтобы это остановить?
Ответ: По моему глубокому убеждению, ответ простой – надо выполнить сочинский меморандум, заключенный между Россией и Турцией как двумя из гарантов «астанинского процесса». Поверьте, на этом пути предпринимаются большие усилия. Мы находимся в каждодневном контакте с нашими турецкими коллегами. Вчера вечером эта проблематика стала одной из тем телефонного разговора между Президентом В.Путиным и Президентом Р.Т.Эрдоганом. Я очень надеюсь, что совместными усилиями нам удастся в сжатые сроки притушить этот очаг напряженности.

Вопрос: Турецко-российские отношения не ограничиваются сирийской проблематикой. Развиваются торгово-экономические отношения, в том числе в сфере сельского хозяйства. За первые 4 месяца торговля сельхозтоварами составила 1,2 млрд. долл. Как вы оценивает перспективу торгово-экономического взаимодействия?
Ответ: В прошлом году объем товарооборота между нашими странами практически восстановился до т.н. докризисного уровня и составил 25,5 млрд долл. Конечно, это хорошо. С другой стороны, мы должны понимать, что эта цифра далека от того ориентира, который был поставлен нашими президентами – а именно, 100 млрд. долларов во взаимной торговле. Чтобы достигнуть этой цифры, конечно, нужно приложить еще немало усилий. Нужно развивать имеющийся у нас потенциал, нужно работать, возможно, совместно на рынках третьих стран, искать новые формы двустороннего торгово-экономического сотрудничества.
В этом смысле сельское хозяйство и торговля сельско-хозяйственной продукцией является очень перспективным направлением. Действительно, за первые 4 месяца текущего года объем торговли сельхозпродукцией составил почти 1,2 млрд долл. Причем самые последние цифры, которые нам привез сюда на этой неделе Министр сельского хозяйства России, свидетельствуют, что этот показатель был достигнут, прежде всего, за счет увеличения импорта в Россию продукции турецкого производства. Получается, что за эти 4 месяца Россия закупила в Турции сельхозпродукции на 414 млн. долл. А Турция у России – на 760 млн. долл. Пока эти цифры не вполне равные, но они постепенно сближаются. Это как раз то, к чему стремится Турция – сбалансированность в торговом балансе с Россией. То есть, в этой сфере, в торговле сельхозпродукцией, мы к этой цели уверенно приближаемся.
Конечно, не все гладко в нашей торговле сельхозпродукцией. Приходится видеть, что турецкие производители и экспортеры часто жалуются на «суровые» нормы и требования российского фито-санитарного контроля. Например, за прошлый год в общей сложности выявлено на границе 1500 случаев карантинных объектов. Можно ли сказать, что мы слишком строгие в этой сфере? Думаю, нет, потому что речь идет о здоровье и жизни наших граждан. Очень хорошо, что турецкая сторона это понимает. Понимает и принимает достаточно серьезные и эффективные меры. В частности, например, с начала июля турецкий сельхозэкспорт по целому ряду пунктов номенклатуры будет подвергаться фумигации – процедуре, которая будет позволять обеззараживать продукцию. Мы работаем, работа с двух сторон ведется очень энергично.

Вопрос: Самый актуальный вопрос – либерализация визового режима. Вопрос обсуждался во время контактов министров иностранных дел. Есть ли прогресс на этом направлении?
Ответ: Работа ведется и на этом направлении тоже. В 2010 году мы подписали т.н. соглашение о взаимных поездках граждан. Это не было безвизовое соглашение, как его иногда пытаются представить. Это было соглашение о том, что определённая часть поездок наших граждан, а именно краткосрочных, освобождается от визовых требований. Между тем, достаточно большая доля турецких граждан, которая ехала в Россию, от этих требований не была освобождена. Речь идет о рабочих, бизнесменах, которым нужна была многократная виза, студентах и дальнобойщиках. Они по-прежнему получали визы. Я был тогда Генеральным консулом в Стамбуле. Могу сказать, до вступления в силу соглашения мы выдавали в год 65 тысяч виз. Когда оно вступило в силу, мы стали выдавать 30 тыс. виз. То есть 30 тысяч все равно визы получали. Это надо понимать, когда мы сейчас ставим вопрос о возвращении к действию этого соглашения 2010 г.
Второй аспект. Конечно, после подписания соглашения число въездов турецких граждан увеличилось. Но все равно каждый год число посещавших Россию турецких граждан не превышало 300 тыс. человек. Абсолютное большинство этих людей были не туристы, а бизнесмены и лица, которые ехали в Россию с частными целями. Т.е. эти соотношения надо представлять, когда мы говорим о визовых или безвизовых делах.
Сейчас между руководством наших стран имеется понимание, что мы должны постепенно продвигаться к устранению визовых ограничений. С нашей стороны имеется готовность в качестве первого и важного шага рассмотреть вопрос о снятии ограничений на поездки лиц со служебными и специальными паспортами, а также дальнобойщиков. На этот счет имеются принципиальные решения, заложенные в указ Президента В.Путина, выпущенный в феврале. Поэтому мы сейчас с турецкой стороной должны принять ряд административных мер, для того чтобы претворить в жизнь это решение. Затем мы будем думать о других категориях граждан.

Вопрос. Затрону другой аспект российско-турецкого взаимодействия, а именно проект «Турецкий поток». Говорят, что в конце года он будет запущен. Что вы об этом думаете? Есть ли какое-то развитие на этом направлении?
Ответ: Искренне надеюсь, что все плановые показатели будут достигнуты, и первый газ пойдет к концу текущего года. Значение его для Турции абсолютно понятно. Турция будет получать 15 млрд.куб.м газа каждый год. Второе, Турция будет иметь соответствующий доход за прокачку газа по своей территории. Плюс Турция получит дополнительную возможность для диверсификации поставок «голубого топлива». Поэтому со всех точек зрения проект выгоден.

Видео: https://www.ahaber.com.tr/webtv/gundem/turkiye-ve-rusya-arasinda-vize-serbestisi-hakkinda-flas-aciklama-video